Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

карандаш-блокнот

О забытых героинях...

"У этих девушек нет ни звании Героев, ни орденов за их подвиг, ни даже страничек в Википедии. Есть только маленькая - всего на 40 страниц - книжка, написанная Соболевым И. Группа «Вера». Она повествует "О разведывательной женской группе «Вера» десантированной в фашистский тыл в районе Пскова летом 1942 года",как сказано в аннотации на букинистическом сайте. И всё... Ещё буквально несколько упоминаний на сайтах школьных музеев и форумах поисковиков, несколько стершихся и ретушированых фото. Ни и еще улицы на родине двух из трех девушек, названные их именами (это хорошо, что хотя бы земляки помнят о них, но их подвиг, на мой взгляд, достоин того, чтоб о нем знала вся страна). Почему девушки, отдавшие жизни за Родину, своими храбростью, мужеством и стойкостью приблизившие Победу, не были удостоены ни высоких правительственных наград, ни просто благодарной памяти страны, которую они защищали?Не знаю... Хочу попытаться исправить эту несправедливость, собрав в одно месте сведения о них - Валерии Патковской, Анфисе Горбуновой, Валентине Голубевой и Елене Силановой. Валя, Валечка и Анфиса... Их ратный труд был нелегок, и чрезвычайно опасен, так почему же эти юные девушки остались по сути неизвестными солдатами той войны?

Вот примеры реальных донесений, переданных радистками- разведчицами группы «Вера» из захваченного немцами Пскова армейскому командованию, на "большую землю",

«Я Вера. В квадрате 0480 «Г» в роще на правом берегу реки Черехи крупный склад горючего противника…»
«Я Вера. Здесь, Карамышево-Вешки, большое скопление воинских эшелонов, идущих на Ленинград…»
«Квадрат 0884 «Д» в Крестах — аэродром боевых самолетов. Квадрат 0884 «Г» в Крестах — склад авиабомб…»

О них, наверное, забыли бы совсем, если бы в 1957 году при ремонте дома в Пскове, который во время оккупации был тюрьмой гестапо, строители не нашли бы за дверной коробкой в одной из камер сло­женный вчетверо, пожелтевший от времени листок школьного учебника. На одной его стороне был нарисован контур знамени, а на другой — читался текст.

«Сегодня 17 октября 1942 года. Больше месяца сидим в этой одиночке. Нас трое. Мы честно выполнили свой долг перед Родиной. За это нас истязают фашисты. Чтобы они не делали, мы погибнем честно, как в бою. Прощайте, товарищи! Отомстите за нас!»

https://zen.yandex.ru/media/maksina/ia-vera-5dd335b8af919452a14b0804

На снимке - глава разведгруппы Патковская Валерия Вильгельмовна.

карандаш-блокнот

Война и школа


Лидия Николаевна Вавичева ныне живет в поселке Грибково Вологодского района, родилась же она в деревне Мясник, Пироговского сельсовета Грязовецкого района, а большую часть жизни прожила в Архангельской области, работала учителем начальных классов… А еще она - одна из немногих учстников великой войны которые еще с нами...
Лидия Николаевна Вавичева служила в «девичьем батальоне», охраняла дорогу на Москву, а после войны 40 лет проработала учителем. Лидии Николаевне – 96 лет! И до сих пор она сохраняет бодрость духа, живой и пытливый ум!

Меня призвали в 1942 году 12 апреля. Из Верховажского района. В Няндоме мы прошли «курс молодого бойца» и нас отправили в Каргополь, потом в Коношу. В нашу задачу входило воздушное наблюдение, оповещение и связь – служба ВНОС. 107 отдельный батальон. Я была телефонисткой. Из Коноши отдельный девичий батальон перекинули в Великие Луки. Почти месяц, по ночам, спасаясь от бомбежек, пробирался состав в недавно освобожденный город…
 - Привезли нас в Великие Луки. Только-только выгнали оттуда немцев. Ни одного целого дома не было, в воронках еще и немцы убитые лежали, и наши...


https://zen.yandex.ru/media/id/5c7a657b4e3fa000af10e127/voina-i-shkola-5cf49dc26d847900afdd4df6
карандаш-блокнот

Разоблачение националистических мифов о войне.

Беседа с известным белорусским историком, председателем Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси по образованию, культуре и науке, членом-корреспондентом Национальной академии наук, доктором исторических наук, профессором Игорем МАРЗАЛЮКОМ.
...Полностью разделял подобные установки и проводил их в жизнь рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. И тем, кто верит, что белорусам и украинцам, останься «новый порядок» на наших землях, было бы хорошо, стоит напомнить его тезисы «Обхождение с иноземцами на Востоке»: «Ни один учитель не должен приходить к ним и тащить в школу их детей. Если русские, украинцы, киргизы и пр. научатся читать и писать, нам это только повредит». Позже, 4 октября 1943 года, выступая в Познани перед руководством СС, Гиммлер признался: «Живут другие народы в благоденствии или они издыхают от голода, интересует меня лишь постольку, поскольку они нужны как рабы для нашей культуры, в ином смысле это меня не интересует. Погибнут или нет от изнурения при создании противотанкового рва 10.000 русских баб, интересует меня лишь в том отношении, готов ли для Германии противотанковый ров».


https://www.sb.by/articles/realii-i-mify-19.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Встреча школьников с ветераном Ольшанским А. Г. в Троицке

Оригинал взят у semyaigorod в Встреча школьников с ветераном Ольшанским А. Г. в Троицке
ольшанский Андрей Григорьевич Ольшанский - уникальный человек даже с точки зрения разных астрологических игр: он родился 22 июня 1924 года и в этом году ему исполняется 90 лет. Воевать пошел в 1942 году, служил составе Северо-Западного и Белорусского фронтов, принимал участие в освобождении Белоруссии. Награждён орденом «Отечественной войны» 1 степени и медалями «За отвагу» (дважды), «За Победу над Германией». Служил в ВС СССР до 1972г, уволен в запас в зва- нии подполковника. В 1980г. Ему было присвоено звание полковника. С 1973г. по 1989г. работал в школе N 2 военруком, в 2004-2006гг. председатель Совета ветеранов города.
  Андрей Григорьевич вспоминает: «Война началась, когда мне было 17 лет, когда я закончил 8 классов. В то время в перерывах между школой мы работали в совхозе - косили траву. Собрались на обед, выпрягли лошадей, нам привезли кашу, покушали, тут подъехал директор и сказал, что началась война. В то время патриотизм был очень высокий, поэтому все считали, что немца одолеем быстро, и жизнь наладится. Но все пошло не так, как думали: день, второй, третий - все хуже и хуже. Через неделю был занят город Минск, и началось смоленское сражение.
  В июне 1941 нас вызвали в военкомат. В основном в деревне ребята были постарше меня. Их забрали, а меня отправили обратно. Я еще год отучился, закончил 9 классов. В мае месяце 1942 вызвали уже всех 24-ого года рождения, нас постригли, помыли (в санпропускнике было такое положение: в поезд не посадят, пока не пройдешь санпропускник).
 В военкомате с нами провели политинформацию, рассказали, что происходит на фронтах. Вечером построили, вышел старшина и всех назвал, а меня нет. Я стал выяснять - оказалось, что так как у меня было за спиной 9 классов, меня внесли в списки для отправки в военное училище. Меня отправили обратно домой, и в училище я поехал уже 8 октября. Нас выехала группа человек двадцать. Привезли нас в город Омск, в зенитно-пулеметное прожекторное училище. Накормили, одели в курсантскую форму -хорошая форма, диагоналевый костюм, - показали, как подшить подворотнички.
  И в этот же день нас повели в ангар, показали установку – счетверенные станковые пулеметы, которые мы должны изучить, установленные на машине ГАЗ-полуторка и зенитные прожекторы, которые предназначены были в ночное время подсвечивать самолеты противника. Здесь же должны были быть сформированы расчеты, которые убывали на фронт. Учеба шла с интересом. Младшие командиры были из нас же. Через месяц тех, кто не тянул учебу, отправили на фронт. Так как нас готовили стать командирами, то учили нас командованию, отделением, взводом, ротой. Обстановка в стране была тяжелая, но, несмотря на это, мы прошли парадом в Омске.
 Приняли присягу. Обстановка в стране была сложная, на фронте людей не хватало, и нас сняли с учебы и отправили пополнением в Ногинск. Разбросали по полкам шестой воздушно-десантной гвардейской дивизии. Я попал в пулеметный взвод. Расчет состоял из семи человек. Все были значительно старше меня, порядка 35-40 лет, ополченцы. Меня назначили наводчиком станкового пулемета. Мне присвоили звание ефрейтора.
На следующий же день нас погрузили на машины и отправили на северо-западный фронт. Проезжали город Торжок. Он произвел, конечно, сильное впечатление - разрушенные дома, черные стены, трубы торчат. Потом попали под авианалет. Два немецких истребителя. С машин соскочили. Отбежали. Снегу по пояс. Были убитые, раненные.
 Довезли нас до Осташково, дальше мы пошли пешком. Фронт уже был рядом, и дальнобойная артиллерия уже достреливала до нас. Шли в основном в ночное время. В декабре мы вышли к Старой Русе.
 Сначала наша дивизия была в резерве, а в марте была введена в бой. В первый же день наступления из нашей роты из 120 чело- век осталось 17. Вот такие огромные потери.
 Потом я получил ранение в ногу, попал в медсанбат. Прооперировали. Два осколка так и остались в бедре.
В апреле 44 года меня отправили в 22ю лётную школу стрелков-радистов в город Уральск. После учебы служил в авиационном полку под Москвой.
 В конце апреля 1945 года на аэродром прибыл главком военно-воздушных сил. Нас построили, и он объявил нам об окончании войны. Радость, конечно, была большая, и конечно, радовались, прежде всего, что остались живы. Также нам объявили, что наш полк будет участвовать в параде.»
 После войны Андрей Григорьевич еще два года служил стрелком-радистом в транспортной авиации. Потом опять учился два года в военном училище. Получил офицерское звание. Преподавал в Тамбовском авиационном училище, закончил академию, дослужился до звания полковника.
После окончания службы приехал в город Троицк и продолжил свою специальность уже будучи гражданским человеком – учил молодежь военному делу во второй школе.